Парень, который попал в яблочко с прогнозом? Не слушайте его!

В 2006 году мало кому известный экономист выступал перед аудиторией коллег в Международном Валютном фонде и рассказывал он о старом-добром конце света. Он говорил, что Соединенным Штатам грозит обвал рынка жилья. Цены на нефть, по его словам, взлетят вверх, и  нас всех ждет ужасная депрессия, которая разрушит жизни и причинит страдания гражданам, банкирам и предпринимателям по всему миру. Его пророчества вначале сочли бредом пессимистично настроенного пациента псих-лечебницы. Однако, уже год спустя оказалось, что он был абсолютно прав. Один экономист, который слышал выступление в 2006 году сказал New York Times: “В 2006 году его слова казались бредом сумасшедшего. Он стал пророком, когда вернулся в 2007 году”.



Пророка зовут Нуриел Рубини (Nouriel Roubini), он работает в Нью Йоркском университете. И с тех пор, как он оказался прав на счет Великой Рецессии, он максимально приблизился к известности, насколько это возможно для экономиста, не написавшего книгу “Freakanomics”. Его называли провидцем, с ним консультировались главы государств и титаны промышленности. Ведь это был парень, которому удалось выявить закономерность в то время, когда все остальные бездумно брали очередную закладную на дом или покупали недвижимость в Фениксе. За ним охотятся журналисты, ведущие приглашают на ток-шоу. Ему еще и прозвище дали -  Доктор Дум. Так как эффекты рецессии многие еще ощущают на себе, Рубини можно встретить повсюду.

Но вот еще какая вещь: для пророка он слишком много ошибается. В октябре 2008 года он предсказал, что сотни хедж-фондов будут на грани банкротства и что правительству придется приостановить торговлю на рынках ценных бумаг на неделю или две, чтобы справиться с этим шоком. Этого не случилось. В январе 2009 года он предсказывал, что цены на нефть останутся на уровне меньшем, чем 40$ на протяжении всего 2009 года, утверждая, что производителям стоит производить больше пожирающих топливо вне-дорожников. К концу года, стоимость нефти лишь чуточку не дотягивала до 80$, Hummer был на грани ухода с рынка, в то время как остальные автопроизводители сбивались с ног, разрабатывая электрические автомобили. В марте 2009 года он предсказал, что индекс S&P 500 в 2009 году упадет ниже 600 пунктов. Этот индекс к концу года вырос на 23,5% и составил 1 150, что оказалось самым большим ежегодным приростом с 2003 года.

 

Как так может быть? Как может человек, так успешно предсказавший одно ключевое событие, ошибаться в отношении стольких вещей? 

Согласно данным недавнего исследования, все просто: люди, которые успешно предсказывают экстремальные события и получают всеобщее признание, отлично продают свои книжки, выступают с дорогими лекциями и т.д., имеют все эти блага не потому, что их рассуждения настолько правильны и глубоки. Оказывается, их рассуждения никуда не годятся, а ценят их, не глядя на точность их прогнозов.

Предвидение будущего - неотъемлемая часть современной жизни. Когда мы покупаем дом, мы по сути предвидим, что район останется хорошим; когда мы начинаем новый бизнес, мы предвидим, что наши товары и услуги найдут покупателей; когда мы вступаем в брак, мы предвидим, что наш супруг не окажется ужасным занудой. Каждое решение, начиная от того, идти ли на вечеринку, за кого голосовать, верить ли в высшие силы и т.д., связано напрямую с нашей уверенностью в том, что будет дальше.

 

В обществе мы особенно ценим тех, кто может правильно предсказать будущее; тех, кто знает, что будет происходить в бизнесе, спорте, в политике, технологиях и т.д. В СМИ публикуется множество таких экспертов.

Уолл Стрит платит миллионы долларов каждый год, чтобы аналитики определили в долларах будущие доходы той или иной компании. Те, кому удается несколько раз угадать по-крупному получают вознаграждение в той или иной форме: деньги, слава и восторг всех homo sapiens, вида, которому так нужно верить, что будущее на самом деле является предсказуемым.

Но действительно ли эти предсказатели могут видеть будущее четче, чем все остальные?

В октябре 2010 года оксфордский экономист Джеркер Денрел (Jerker Denrell) решил разобраться в сути этого вопроса. Вместе с Кристиной Фанг (Christina Fang) из Нью Йоркского университета Денрел провел анализ полугодовых опросов, которые проводит Уолл Стрит Джорнал. В таком опросе принимают участие около 50 экономистов, которые делают макроэкономические предсказания относительно внутреннего валового продукта, безработицы, инфляции и т.д. Исследователи хотели посмотреть, действительно ли у экономистов, которые правильно предсказывали самые неожиданные события, как доктор Дум, в целом более правильные предсказания за длительный период, чем у всех остальных.

Чтобы найти ответ, Денрел и Фанг взяли прогнозы с июля 2002 года по июль 2005 года и рассчитали, какие экономисты лучше всех предсказывали “экстремальные” результаты. “Экстремальными” в рамках исследования считались предсказания на 20% выше или ниже средних. Затем исследователи сравнили эти цифры с общей точностью предсказаний этих экономистов. Получившийся результат оказался неожиданным. Оказалось, что экономисты, которые правильней предсказывали экстремальные события, в целом, делали менее точные предсказания. Денрел и Фанг написали: “Аналитик с наибольшим количеством, а также с наибольшей пропорцией точных и экстремальных предсказаний имел гораздо менее точные предсказания в целом”.

Для иллюстрации, авторы приводят пример Сунг Уон Сона. Сунг, успешный предприниматель, который в то время был CEO Hanmi Financial Group попал в заголовки прессы благодаря точности своих предсказаний.  После посещения компании, которая заявляла, что не может справится со спросом на джинсы по 250$, у него было чувство, что “деньги где-то там есть” и сделал ставку на рост экономики США и инфляцию в 2005 году, в то время как другие экономисты предсказывали снижение инфляции и более скромный рост. Он оказался прав и его предсказания позволили ему занять первое место среди экономистов, которых опрашивал Уолл Стрит Джорнал. Чем не доказательство его силы предвидения? Может быть, если бы он не оказывался на 43 и 49 местах (из 55) за два предыдущих года. Аналогичная ситуация не только у Сунга. По всем показателям, Денрел и Фанг обнаружили, что плохие предсказатели чаще делали смелые прогнозы и, следовательно, как и неисправные часы, которые показывают точное время 2 раза в день, эти предсказатели также чаще оказывались правы с экстремальными событиями.

Эта работа является последней среди целого ряда исследований, которые оспаривают представление о том, что предсказания чего-то стоят. Наиболее значимой работой в этой сфере является труд “Политическое мнение эксперта” (Expert Political Judgement) Филипа Тетлока (Philip Tetlock) из университета Пенсильвании.

Тетлок проанализировал более 80 000 политических предсказаний, сделанных предполагаемыми экспертами за 20 лет, чтобы оценить, насколько они были хороши в целом. Ответ: совсем не хороши. Предсказания экспертов совпадали по точности со случайным выбором. И чем более востребованным был эксперт, тем смелее, и, следовательно, менее точными были прогнозы. Работы, проведенные целым рядом других исследователей, включая Денрелла, показывают, что тоже самое справедливо и для экономистов-предсказателей. Точный прогноз экстремального события или череды обычных событий может приводить к излишней самоуверенности, что заставляет аналитика делать все более смелые предложения и, как следствие, все чаще и чаще ошибаться.

Отсюда следует немного пугающий вопрос: если это правда, то почему мы так сильно полагаемся на предсказания экспертов?

В более рациональном мире, те, кто прислушиваются к экспертом принимали бы во внимание все их неправильные прогнозы, прежде чем принимать решение. Но в реальной жизни все происходит иначе. Причина кроется в том, что называется “игнорированием базового уровня”. Это означает, что когда мы предсказываем, что будет дальше, мы слишком сильно полагаемся на доступную информацию (недавнее правильное предсказание, новые данные, предчувствие) и игнорируем “базовый уровень” (общий процент неправильных прогнозов и неудач).

Мы хотим верить, что кто-то, где-то может предвидеть неожиданные и разрушительные изменения. Это значит, что существует некий метод, чтобы справляться с хаосом не только в бизнесе, но и в жизни. Нам кажется, что во всем можно разобраться, если смотреть под правильным углом. Именно поэтому мы берем счастливую кроличью лапку с собой в казино, бросаем стабильную работу, чтобы начать рискованный собственный проект. С точки зрения науки, все это выглядит как неудачные ставки,сделанные наивными людьми. Но в немного ином свете, в этих вещах можно увидеть очертания того, что люди называют надеждой..


Джо Кеобэйн, писатель из Нью Йорка
 

Перевод - Игорь Горлатов
Оригинал статьи: www.boston.com